Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

Из подлинных историй Русской Азии… Ностальгия (часть 5)

Русская туркменка…

Когда развеялся дым снарядов, победителям предстала никому уже не нужная, наспех построенная и быстро разрушенная крепость, вся залитая кровью. Между телами погибших защитников металась маленькая девочка в красном платье, она плакала и звала родителей. Белый генерал в память о победе русских велел денщику позаботиться о сироте. Она стала Татьяной – по святцам, Михайловной – по имени генерала Скобелева, Текинской – по ее племени «теке». Девочку привезли в Москву, воспитывали в дворянской семье, дали институтское образование. О ее судьбе, взахлеб, рассказывали и писали, как о символе русско-туркменской дружбы. Но от дочери Татьяны Михайловны Текинской знаю о ее тяжелой и очень печальной судьбе матери. В России была замужем за харьковским инженером, родила от него троих детей, жила в Каменке, где их, чернявых, считали евреями. Прятались по подвалам от погромщиков…. Но не трудная жизнь заставила Татьяну Михайловну уехать. Было нечто другое, что перевесило и заставило бросить семью, детей. Это была кровь, горячая туркменская кровь, помните! «А все-таки будем драться!», Это была память о детстве, родителях, которых она звала тогда в пылающей крепости.

Ценой многих личных жертв Татьяна Текинская возвратилась на родную землю. Здесь она познакомилась с революционерами, но политическая борьба ее не привлекла. Татьяна-туркменка мечтала выйти замуж на туркмена. Как мне рассказывала коллега, Текинская сама обратилась к ее бабушке – просила отдать в мужья сына, дорожного мастера. Дело было слажено. Текинская родила желанных туркменских детей. А учительницей в Артыке работала потому, что после кровопролитной битвы оставшиеся в живых геоктепинцы ушли в этот железнодорожный поселок. Говорили мне жители Артыка, что Татьяна Михайловна нашла там и своего отца… Все счастливое закончилось. Муж с ней развелся, а она, в 24 году возвращаясь с учительской конференции, в поезде заразилась тифом и умерла в ашхабадской железнодорожной больнице, оставив троих детей. Сирот поместили в детдом. Один сын погиб на фронте, другой — в землетрясение, осталась ее дочь Гуля. Она была изящной туркменской красавицей, с нее писали картины русские художники, с нее лепили русские скульпторы, регулярно приезжавшие на туркменскую землю большими творческими делегациями. Саму же Гулю Текинскую, как дочь врага (весьма непонятно!) не допустили в театральный вуз. Как дочь русской, уникальной, Татьяны Михайловны, ее знали многие, почему-то называли дворянкою, помогали ей. Закончила трудовую жизнь тетя Гуля билетершей в театре, а умерла в Доме престарелых. Харизма туркмен — сюжет для талантливого режиссера.